Майки

воскресенье, 8 февраля 2015 г.


Ну что, братья и сестры, сопоставляем? - Конечно, сопоставляем! А что еще нам остается делать, когда никто из нас не был вчера допущен в высокие хоромы, где проходили многочасовые переговоры между президентом России, канцлером Германии и президентом Франции? Только смотреть на дальнейшее поведение участников переговоров, слушать и сопоставлять.

Первое, что хочется отметить, - молчание Владимира Владимировича Путина. О результатах переговорах (или их отсутствии — как кому нравится), о позиции Кремля и реакции на нее высокоцивилизованных, но не слишком успешных европейских лидеров, говорит сейчас с российской стороны кто угодно — пресс-секретарь президента, министр иностранных дел, председатель комитета Государственной думы России по международным делам , многочисленные политологи, эксперты и аналитики. В общем все — кроме того, кто в этих переговорах непосредственно участвовал. Он, как легко можно убедиться, «пролистав» новостное поле, хранит молчание.

На этом фоне особо резонансно выглядит поведение канцлера Германии . Тут приходят на память две цитаты из всем известных классических произведений - «Остапа несло» и «Смешались в кучу кони, люди и залпы тысячи орудий». В речи Ангелы Меркель на мюнхенской конференции по безопасности нашлось место и единому пространству от Лиссабона до Владивостока, и не единой уже Украине, и призыву к поиску невоенного решения конфликта в некогда незалежной, а теперь явно слишком залежавшейся стране, и признанию того, что невозможна безопасность Европы без России, и признание того факта, что Россия сыграла главную роль в купировании сирийского кризиса... В общем, практически реклама магазинов ИКЕА, да и только — найдется все, даже то, что вы и не думали искать! 

Говорливость обычно довольно сдержанной немецкой канцлярины, на первый взгляд, сильно контрастируют не только с молчанием Владимира Путина, но и с подчеркнутой немногословностью Франсуа Олланда. Во всяком случае, все мировые СМИ процитировали только одного его заявление, которое можно свести к краткой формуле — если не мир, то война.

Не сказать, что это Бог весть какое открытие (привет Льву Давыдовичу Троцкому!), но, с моей точки зрения, слова Олланда (на которого до этого все в мире привыкли плевать с высокой колокольни) заслуживают внимания. Но для того, чтобы понять его посыл, надо сначала посмотреть, где он эти самые слова произносит? - Все на той же мюнхенской конференции по безопасности. А к кому он их обращает? - К европейским лидерам, собравшимся в рамках этой конференции. Иными словами, президент Франции дает понять: все не просто серьезно, а очень-очень серьезно. Наш сравнительно маленький, но очень гордый континент может оказаться ареной очередной мировой схватки, если мы не используем последний шанс договориться о мире. И Бог с ними, с Россией и США, они, как в таких случаях говорила Жанна д'Арк, будут сражаться, а Господь пошлет победу своему избраннику. Но парада Победы, независимо от того, будет ли он проходить в Москве или Вашингтоне, европейцы не увидят в силу сугубо объективных причин. Во всяком случае, принято считать, что мертвые лишены органов зрения, слуха и обоняния.

Сдается мне, что пока лидеры Франции и Германии летели из Москвы в Мюнхен, они не спали, а четко распределяли между собой роли — кто и что скажет на мюнхенской конференции. Вряд ли бросали жребий: понятно, что Германия, как локомотив и опора ЕС, должна была сыграть первую скрипку в данном дуэте. Ангеле Меркель пришлось — наверняка скрипя сердцем — сменить ставшее привычным за последние несколько месяцев амплуа и начать хвалить Россию (например, за уничтожение химического оружия в Сирии — это ж сколько медведей при этом издохло!). Цель ясна — показать, что не все так плохо, и не все (в России) так плохи, и даже в Путине можно найти что-то хорошее (смотри — Сирия), и не надо гнать лошадей, сушить весла и отрезать, не отмерив семь раз. То есть, она успокаивала и обнадеживала европейцев. Олланд же отработал на контрасте — а вот что будет, если мы не обнадежимся и не успокоимся. Все предшествующее этому покажется прогулкой ясельной группы детского садика на залитом солнцем поле перед извержением Везувия.

Лучшим показателем того, что европейцы не мытьем, так катаньем пытаются уберечь свои драгоценные шкурки, привыкшие находиться в тепле и комфорте, являются, конечно, заявления горячо любимого в России сенатора Маккейна. Сегодня он немного немало обвинил Ангелу Меркель в равнодушии и бездействии, подчеркнув, впрочем, что ничего другого и не ждал. И зря россияне смеются над Маккейном, к месту и не к месту поминая его военное прошлое, «посиделки во Вьетнаме» и отцовские часы, спрятанные в одном интересном месте организма сенатора. Маккейн, как и Владимир Вольфович Жириновский, говорит то, что не решаются сказать представители американской Администрации, и выражает те чувства, которые не выражает она. Недовольны американцы своими трусливыми и непоследовательными союзниками. А на что, собственно говоря, они рассчитывали?

Комментариев нет:

Отправить комментарий